Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:31 

Клетка.

That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons even death may die.
Иногда я возвращаюсь!Когда-то был Ditrich von Lohengrin и участвовал в конкурсах, но потом муза мне изменила)

Название: Клетка
Автор: Lucile Eris (Seidenzwirn)
Фэндом: Trinity Blood
Персонажи: Абель Найтроуд, Исаак фон Кемпфер
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма, Слэш (яой)
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC
Размер: Мини
Описание: Абель попал в плен к Ордену Креста и Розы, сможет ли он выбраться или все-таки это конец его пути?
Посвящение: писалось на заказ для Reya Dawnbringer
Музыка: L'Ame Immortelle – Vergessen, L'ame Immortelle - Ich Gab Dir Alles, L'ame Immortelle – Rearranging
Статус: закончен

«Страшно мне, где же точка опоры?
Дрогнул пол белоснежного храма,
Сохранить бы осколочек веры,
В час, когда разбивается мрамор…» (с)
Плач об Истаре (Испытание близнецов)


Большие звенья цепи, что отходили от стены и сковывали движения, наводили не столько страх, сколько тоску и уныние. Как, как такой человек, как он мог попасть в столь неловкое положение. Как он мог позволить себя поймать тем, кого всю свою жизнь считал врагами, защищая от их козней мир и своих друзей с коллегами. А тут…
Все произошло до боли банально и просто. Настолько просто, что в уме не укладывалось, почему он не смог во время сообразить, что к чему и не отразил атаку. Да и атака ли это была? Так, легкий разряд тока, который, пробежавшись иголками по венам, оставил за собой такие последствия.
Вот и расплата за невнимательность, за отвлечение от важной миссии. А как они все это провернули? Просто сообщили, что якобы кто-то попал в беду, что какому-то несчастному человеку нужна помощь и вот прошу, наивный патер спешит на помощь, что бы защитить невинное создание от рук негодяев, а в итоге попадает в ловушку.
Казалось, что битва длилась вечность, но вот тот самый разряд тока, или можно это был не ток? Может, Абелю просто показалось, а в итоге все было совершенно иначе? Может, ему в очередной раз промыли или запудрили иллюзиями мозги? Нет, он не чувствовал себя марионеткой, ведь по близости не было Кукловода Ордена, не чувствовал себя скованным льдами, ведь даже не видел Ледяной Ведьмы, рядом были лишь они – главы Ордена Креста и Розы.
Да, он всегда считал, что их двое, ведь оба были могущественными противниками, оба имели власть, оба несли разрушения.
Порой казалось, что это и вовсе один человек, просто два разных обличия… Свет и Тьма…
Нет, не так, ведь они оба были врагами…
Абель не знал, какое название придумать этому дуэту, просто был уверен, что именно ЕМУ он обязан своим пленением…
Именно одному человеку был обязан тем, что теперь висит в камере, прикованный цепями к стене и слушая шум падения капель крови… его крови.

— Я так полагаю, что наш пленник еще долго будет играть в молчанку, поэтому советую сменить тактику развязывания языка.
Каин восседал в кресле, закинув ногу на ногу и разглядывая на свету бокал с кроваво-красной жидкостью.
— К тому же, я до сих пор не решил, убивать его или все же продолжать мучить. Согласись, Исаак, бессмертный… хм… нет, почти бессмертный пленник это весьма интересный аттракцион в нашей коллекции. Им можно пользоваться как угодно, делать с ним, что пожелаешь, а он ничего не ответит, не умрет, что несказанно радует. Кстати, Исаак, как продвигаются твои опыты по созданию новый клонов? Я слышал, что подопытный образец сдох пару дней назад, и ты ударился в поиски нового. Как насчет того, чтоб этим образцом сделать моего брата?
— О, вы слишком добры, господин мой, раз позволяете использовать такой прекрасный образец в целят столь низменных,— Исаак еще ниже склонил голову, хотя казалось, что ниже некуда.
Длинные иссиня черные волосы ниспадали по обеим сторонам мраморного лица, скрывая от своего обладателя весь окружающий мир и оставляя перед ним лишь Каина, восседавшего в кресле, как короля.
Если говорить по существу, что Кемпфер был несказанно рад предложению Найтлорда, ведь такой подопытный, как Крусник мог сыграть несказанно положительную роль в его опытах. Однако в этой авантюре было одно большое «но». Каин никогда сам не предлагал использовать в экспериментах мага тех или иных людей, к которым сам проявлял интерес. Вполне возможно, что под всеми этими улыбками и предложениями, Крусник скрывал какой-то свой тайный план. Разумеется, кем был Магиер, чтоб посвящать его в свои планы, особенно, если те не касались мага.
Однако тут уже ничего не поделаешь. Раз Каин сказал, значит так и должно быть…
— Но не забывай,— продолжал между тем фюрер,— что я должен быть в курсе всех событий, что происходят у тебя в лаборатории и какие последствия приносят твои опыты. Ты меня понял?
— Да, мой фюрер, все, что будет происходить во время опытов, непременно будет доложено вам мной лично. Могу я посвятить в наш план еще кого-нибудь из Ордена?
— Исключено…— отрезал Каин и тут же показал всем своим видом, то разговор окончен и пререканий он не потерпит.
Склонив голову в почтении, Исаак удалился, оставив Каина размышлять о предстоящей задумке.

Музыка: L'ame Immortelle — Ich Gab Dir
Не спеша, шаг за шагом, он спускался в подземелье, уже предвкушая забаву, что развернется вечером. Шаг за шагом… он был все ближе к своей цели – узнать как сделаны Крусники, понять, почему они такие могущественные и возможно научиться создавать им подобных.
Мечты, все это были мечты Исаака, которые даже почти исполнились, у него в руках был Крусник, с которым он мог делать, что пожелает, так заявил сам фюрер.
Исаак и представить себе не мог, что одна из целей, к которым он так долго шел, будет за деревянной дверью камеры, клетки, куда они поместили пленника.
Медленно, будто смакуя каждую минуту предвкушения, Магиер вставил ключ в дверную скважину и повернул. Неприятный металлический скрежет, скрип петель, грохот отворившейся двери… Пленник не пошевелился, он все так же висел на цепях, глядя себе под ноги, наблюдая, как его собственная кровь рисует на полу причудливые узоры. Длинные светлые волосы скрывали лицо практически полностью, кое где они даже были испачканы кровью, слиплись от пота…
Исаак поморщился. По всем правилам пленника сперва нужно было вымыть от крови, грязи, пота и прочей мерзости, а уже потом прикасаться и делать с ним что-либо, но времени не было. Каждое промедление могло накликать беду, ведь наверняка друзья и коллеги уже начали поиски патера.
Кемпфер подошел еще ближе и легкой пушинкой коснулся пальцами волос пленника. Тот не двигался, даже не поднял головы, будто находился в ином мире, далеком от этой камеры, от этой клетки, как называл подземелье Мельхиор.
— Так вот значит, как выглядит беспомощность Крусника. Многие бы отдали все ради того, чтоб оказаться на моем месте, увидеть, как низко может пасть тот, кого считают непобедимым. В чем дело, отец Найтроуд, нет сил бороться? А как же все те угнетенные и униженные, за которых вы так тщетно заступались, которых постоянно пытаетесь уберечь? Неужели даже ради них вы не будете бороться сейчас, не будете пытаться вырваться? Право, я нахожу такое поведение неприемлемым и скучным, что можно сделать с куклой? Разумеется, все что угодно, но в то же время с ней скучно играть, когда она не проявляет признаков жизни, как говорит нам всем известный Кукловод. Кстати, я тут подумал, если я сниму цепи, вы ведь начнете проявляет признаки жизни?
Кемпфер вновь коснулся пальцами волос, затем легко скользнул по шее Абеля и тут же поднял его лицо за подбородок, заставив смотреть в глаза.
— Вы жалкий, мне на вас даже смотреть тошно, не то что бы прикасаться,— выплюнул Магиер, явно издеваясь.— Фюрер позволил мне взять вас как опытный образец для опытов, я последую его совету, а затем, если вы все же останетесь в живых, то найду вам еще какое-либо применение, так что не расслабляйтесь, вам не висеть тут тряпкой вечно.
— А какой смысл в борьбе?— наконец заговорил патер, глядя на мага и все так же веся на цепях.— ради чего бороться, когда все, что мы создаем, вы уничтожаете. Но вы сами не задумывались ни разу, что будет с вами, если добьетесь цели, если уничтожите мир?
— Мы его не уничтожаем, отнюдь, мы его воссоздадим заново. Это, святой отец, две разные вещи, вам ли не знать их истинного значения.
Исаак отошел от пленника и оглядел помещение. При других обстоятельствах ноги бы его не было в этом мерзком месте, ведь Исаак предпочитал взвалить «дурно пахнущие дела» на плечи других членов Ордена.
— ну что же, вы тут пока подумайте, будете ли добровольно сотрудничать или все же придется силой вас принуждать, а я пойду, видите ли, пока вы тут висели и ничего не делали, я занимался делами, поэтому притомился…
— Зачем вы мне все это рассказываете?
Кемпфер усмехнулся. А ведь правда, зачем он все это говорил пленнику, зачем вообще с ним разговаривал?
— Просто захотел, вот и сказал. Видите ли, я всегда делаю то, что пожелаю.
Маг направился к выходу, но потом остановился. С минуту он думал, затем повернулся и вновь подошел к Абелю. Пальцы опять коснулись подбородка, а почти черные глаза заглянули, чуть ли не в душу.
— Советую все же принять правильное решение, никому не нужны никчемные жертвы.
Он резко оттолкнул патера и, наконец, покинул камеру, оставив Найтроуда размышлять над смыслом сказанных слов.

Музыка: L'ame Immortelle – Rearranging
Когда тебе не к кому обратиться, а твой Бог от тебя отвернулся, то просто опускаются руки. Он молил, чтоб все было иначе, чтоб можно было предотваратить смерть друзей, чтоб можно было все изменить. Молил о том, чего не может быть, а потом просто опустил руки. Он перестал вспоминать молитвы, стоять на коленях, просить.
Усталось грузом навалилась на плечи, прижимая к земле, заставляя испытать всю силу противника, заставляя понять и принять поражение…
Каждый раз закрывая глаза, он видел перед собой улыбку Эстер. Она всегда была добра, радостно смеялась, помогая подняться на ноги. Ради нее, ради этой улыбки стоило жить…
Но теперь, когда открывая глаза, он видел лишь голые каменные стены, когда руки болели от ран, что оставляли оковы, голова рассказывалась, а волосы патлами свисали по обе стороны от лица… Когда глаза утратили свой блеск и жажду жизни… За что теперь бороться? Кому верить, в кого верить и перед кем преклонять колени.
Он просил много лет назад и проиграл, наказанием была смерть Литит. Он просил и в этот раз, надеясь, что хотя бы теперь его услышат, но все было тщетно. После взрыва живые не восстают из мертвых, если только чудом уцелели, но такие мысли были из разряда фантастики…
Они мертвы, так ради кого бороться, ради кого рваться на волю?
Он смирился со своей судьбой, смирился с руками мага, что каждый раз привязывали его к лабораторному столу, вживляли игры и подключали разные аппараты. Смирился с тем, что он вновь стал подопытным кроликом…
Отчаяние, вот чем теперь светились глаза цвета замерзшего озера. Боль, вот что теперь испытывало тело, разочарование, вот какой ритм отбивало сердце.
Так почему бы глазам не закрыться навсегда, телу онеметь, а сердцу перестать биться? Почему он должен все это терпеть? Неужели это и есть ЕГО АД?!
— Что вы чувствуете, патер, зная, что больше никого нет? Что вы один, совершенно один, а мы имеем право делать все, что пожелаем?— молчание было ответом на все вопросы, какие только не задавал Исаак.— Разве вам нечего сказать нам, врагам, против которых вы так рьяно сражались? Неужели вы так легко сдались и опустили руки?
Боль пронзила все тело, Абель дернулся, но все же сдержал крик. Глаза вновь закрылись, ресницы подрагивали, а дыхание участилось. Он готов был терпеть все, чтобы не преподнесла ему Судьба.
Если рядом в такие минуты был Исаак фон Кемпфер, значит, именно ему была отведена роль палача.
— Запомните мое лицо, патер Найтроуд, ибо это последнее, что вы увидите в этом мире…— шепотом возле уха произнес маг, опаляя кожу дыханием и вводя в вену какой-то препарат.

Ради чего бороться, когда твой мир разрушен, когда нет тех, кого любил. Ты один во всем мире, один на этой планете, а враги в праве делать, что пожелают. Ты просто не в силах уже им противостоять, ты сам поднял белый флаг, сам отдался им в руки, так зачем лить слезы по тому, что ушло. К чему ненужные попытки, ты просто закрой глаза и окунись во тьму. Она обнимет тебя, примет к себе, завернет в саван и оставит подле себя. Там ты не будешь одинок, ведь во тьме можно придумать все, что угодно, можно вообразить, что вот откроешь глаза, а перед тобой все те, кто шел рука об руку по свету, кто помогал и был рядом.
Просто закрыть глаза, тьма сама придет, забрав с собой боль и унижение, принеся облегчение и телу и душе… Отдайся ей, ведь она это все, что у тебя осталось… Все, ради чего ты прожил эту жизнь…
Простись с тем, что было, забудь то, что есть, не надейся на то, что будет. Ничего нет, есть только она, и она уже не отпустит…

— Перестал бороться?— Каин усмехнулся, проведя рукой по волосам Абеля.— Ты видимо меня не так понял, Исаак. Я велел делать эксперименты, но не убивать.
— Мой фюрер, я делал все, как вы велели… я не понимаю…
— Не понимаешь? Исаак, чем отличается ЖИВОЙ от МЕРТВОГО?
— Ну как бы…
Крусник закатил глаза и резко ударил кулаком по столу, на пол полетели хирургические инструменты.
— выкини его или замуруй навечно в подвале. Мне плевать, что ты сделаешь, просто убери его и все тут. АХ могут продолжать попытки его найти, так что заметай следы тщательно, ты меня понял?
— Да, мой фюрер…
Взгляд карих глаз устремлен на тело, что лежит перед магом. Человек на столе не дышит, не шевелится. Он уже не жив, он покинул этот мир, ушел, ведь видел смерть своих друзей и решил для себя, что больше не зачем жить, что они потерпели поражение…
Пока он был в плену, Абель и не мог знать, что его коллеги чудом остались живы, что они продолжали его искать, сражаться и бороться. Только сам патер опустил руки, он перестал сопротивляться той тьме, что приближалась с каждым днем все ближе и ближе.
Он стал, поэтому закрыл глаза, чтоб более их не открывать…
Возможно, ли убить Крусника? Говорят, что да, но лишь в том случае, если отрубить ему голову. Но как быть с тем, которого Исаак нес в подвалы замка, которого укладывал в холодный пол камеры и запирал. Может ли пламя забрать жизнь так же, как и топор палач? Может ли враг в последние минуты пожалеть о том, что делал?
Вопросов много, а вот где искать ответы на них…
Как жить дальше, зная, что никого нет в живых, даже если это просто твои домыслы…

@темы: Орден, Каин, Исаак, Абель, АХ, фанфикшен

Комментарии
2011-03-05 в 21:03 

А Кролик ничего не сказал - потому что он был очень воспитанный...
Вот после этой песни в эпиграфе мне захотелось уйти в Драгонланс. :inlove:
Дитрих - спасибо тебе. :squeeze:

2011-03-05 в 21:49 

That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons even death may die.
не за что - обращайся)
если есть муза, то всегда выполню любое пожелание;-)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

TB:Blue Monday

главная